Ирполэнд Аслан Львиное Сердце и Дювиналь Фортунато Филан 

Категории раздела
Статьи о цвергпинчере [21]
Описание стандарта,окрас, характеристика
Главная » Статьи » Все о миниатюрном пинчере » Статьи о цвергпинчере [ Добавить статью ]

Маленькая порода,Великий заводчик
Дэвид и его вторая жена Ева живут в маленькой, но уютной квартире в Киббуце Эин Хахореш в центре Израиля. Достаточно удивительно, но миниатюрные пинчеры находятся в питомнике (клетках), а два той-пуделя составляют "встречающую сторону", радостно приветствуя посетителей и выражая дружелюбие и любовь своих владельцев людям.
В отличие от большинства довоенных восточноевропейских евреев, Дэвид рос с собаками в его родной Словакии (тогда Чехословакия).
"Я родился с собаками", вспоминает он. "Все это началось, когда мы жили в деревне. Мой дедушка жил с одной стороны внутреннего двора, а мои родители и я жили с другой стороны. Моя бабушка и дедушка разводили кое-что, что они назвали "Фокстерьером", но я подозреваю, что это была другая порода. Однако, мой дедушка и его брат заботились, о поддержании чистоты линии, хотя их собаки не имели родословных».

Это не очень типично для евреев в те дни.

Это - семейный 'недостаток'. Мой отец выращивал птиц и в семье всегда держали животных. Позже мы переехали в квартиру, и мой отец купил породистую суку немецкой овчарки. Он контактировал с ведущим заводчиком и у нас было несколько собак. Одна из них выставлялась с заводчиком.

И когда Вы иммигрировали в Израиль (фактически Палестина, до того как было создано государство Израиль) Вы продолжали это?

Я иммигрировал в 1939, в возрасте 16 лет, и хотел взять одну из собак с собой, но пришлось ее оставить. Я прибыл в Киббуц, там были сторожевые псы, немецкая овчарка без родословной, так же как боксер, разведения профессора Rudolphina Menzel (один из первых заводчиков собак и экспертов в Израиле). Я начал ухаживать за собаками, которые сопровождали сторожей, которые охраняли поля. Затем я пошел к профессору Мензэлю и работал у нее в течение нескольких месяцев от имени еврейского движения защиты Хагана. Она дала мне Ханаанскую собаку с купированными ушами. Она использовала их как посыльных собак, для связи между членами Хагана.

Когда Вы начали заниматься миниатюрными пинчерами?

Я получил своего первого пинчера в 1959, суку без родословной польских линий. Я заинтересовался породой и импортировал кобеля из Германии. Он был крупный, и люди не хотели использовать его в вязках. Однако, когда я взял его на выставку, профессор Мензэль была впечатлена и дала ему ЛПП. В конце выставки, когда пришло время награждений, вызвали победителей, включая щенка моего разведения, принадлежащего молодой особе. Она по ошибке получила кубок ЛПП. Dr. Neuman, президент Кеннел Клуба того времени - старый немецкий джентльмен – поцеловал ее и дал кубок. Месяц спустя я получил официальное свидетельство, что моя собака победила. Таким образом все мы вышли победителями - я выиграл свидетельство, она выиграла кубок, и Dr. Neuman выиграл поцелуй.

Что характеризует ваше разведение?

Прежде всего головы. Они весьма типичны для моего питомника. Хорошего размера, длинные, с крепкой мордой, с не слишком выраженным переходом. Мои собаки имеют крепкую, ровную спину с выраженной холкой. Я хотел бы улучшить рост – он не достаточно однороден, хотя появление "больших" собак (стандарт – 30, «большие» - более чем 32), не слишком волнует меня. Я стараюсь не разводить больших собак, но они не настолько ужасны, и я никогда не браковал бы большую собаку только за рост. Я не стал бы использовать в разведении собак, которые передают свои недостатки потомству - свободные локти, недостаточные углы передних конечностей, скошенный круп.

А характер?

У меня есть определенные проблемы с этим. Я - единственный человек, который ухаживает за моими собаками, так что некоторые из них пугливы. Однако, ни одна из них не агрессивна ни к людям, ни к другим собакам. Я не использую агрессивных. Большинство моих щенков становятся хорошими домашними животными и обычно имеют устойчивый характер.

Как Вы начинали?

Моей мечтой с детских лет было разведение собак. Когда я прибыл в Израиль в 1939, в возрасте 16 лет, насколько я знаю, не было никаких племенных книг. В 1950 я служил в военном собачьем корпусе. В июне 1951 я был демобилизован и взял суку немецкой овчарки из Франции, но узнал, что я не могу ее использовать как племенную. Я мечтал о племенной собаке, но не имел денег. У нас была маленькая сука-метиска, которую я нашел в киббуце.
В 1959, я искал маленькую породу, похожую на таксу, но ничего не мог найти. Моя жена возвратилась из поездки в Тель-Авив и рассказала мне о маленьких собаках, которых она видела в окне зоомагазина. На следующем автобусе я поехал в Тель-Авив и увидел двух пинчероподобных собак, черно-подпалую суку и черно-белого кобеля. За них хотели 100 фунтов, в то время это было очень дорого для жителя кибуца. Я разводил попугаев и предложил хозяйке обменять суку на нескольких попугаев, она согласилась. Госпожа Ichilov, хозяйка, была фантастическим человеком. Она сказала, что родословные должны были прибыть из Польши. Мы пошли вместе к заводчику, и оказалось, что отец не имел родословной. Некоторое время спустя, я нашел семью в Хайфе, которая иммигрировала из Румынии и у них были пинчеры. Я купил щенка, который выглядел лучше чем моя сука.

Вы помните ваш первый помет?
У меня был помет от этих двух. Я искал другого кобеля. Я увидел водителя автобуса с тремя собаками, которые, теперь я это знаю, были не очень хорошего качества. Я использовал одного из его кобелей и получил черного как уголь кобеля, с которым и вязался в течение приблизительно двух лет.
Затем я встретил состоятельную семью, которая помогла мне привезти собаку из известного немецкого питомника Von Janelinhof. Однако, моя жена была очень больна, и я решил продать всех моих собак.

Пинчер Клуб был создан приблизительно в 1973, я связался с президентом - Ora Tamary. Она дала мне адреса хороших заводчиков. Немецкий заводчик прислал мне кобеля и суку из вышеуказанного питомника, кобель даже имел те же крови, что и предыдущие. Они и стали родоначальниками питомника. После первого щенения сука заболела и больше я щенков от нее не имел. Однако, я оставил от нее суку Asta Beit Hamaayan, которая в дальнейшем участвовала в разведении.
Я выставил своих собак под немецким экспертом, который был поражен моими собаками. Год спустя, Ханс Мюллер, президент Немецкого Пинчер клуба был здесь вместе с женой, которая судила наших собак. Я его впечатлил, и приблизительно две недели спустя они позвонили Рите и сказали, что у них есть собака специально для меня и не хочу ли я ее купить. Я немедленно сказал "да", не спрашивая цену.
Я понимаю, что этот щенок был немного необычен для своего времени.
Щенок приехал и я взял его со мной на встречу Кеннел Клуба. Он напоминал маленького амстаффа и все смеялись над ним. Это был Bill von Cronsbach, отец Пинчеров Израиля.
Я повязал его со всеми своими суками, включая некоторых его дочерей. Он давал немного крупноватых собак - 32 см - но они имели правильные головы и в целом были замечательные собаки. С тех пор я использовал его на всех суках, включая маленьких, коротких сук с плохими головами, которые были зарегистрированы в племенной книге ‘classification’ (устаревшая система родословных посредством которой судья мог определить породу собаки, а она получить родословную – YG). Я получил идеальных пинчеров - хорошего размера, коротких, массивных, с замечательными головами. Один из них сразу же стал израильским чемпионом. Его владелец был Amnon Bloch, пилот, улетевший в Египет в 1978.

Как Вы получили свои известные кровные линии?

Как-то я повязал одну из моих сук с кобелем старых линий. Щенки были ужасны. Я понял, что это не для меня, потому что я хотел создать свою, отличную от других, линию. Я хотел собак, которые помогли бы распространить породу.
После того, как приехал Билл, Rita Trainin поехала в США. Мы переписывались и она сказала, что с удовольствием купила бы мне собаку, но они очень дорогие. На САС!Ве в Ashkelon, была американская заводчица, урожденная немка, госпожа Абрамсон. Я хотел повязаться с одним из ее кобелей, но она хотела 1 000 $, это было слишком много для меня. Рита видела некоторых из её собак с другим заводчиком. И она прислала мне недорогого щенка. Он был насыщенного желтого цвета с длинной шерстью. Однако, он был очень короткий и с большой головой. Позже, он перецвел в красивый красный цвет. Его звали Harvard of Oak Hill (Харви), и он также был очень препотентен
Рита рассказала мне о собаках госпожи Абрамсон, показала фотографии взятые у другого заводчика по имени госпожа Левин и мы купили у нее щенка-суку Мэри (Myowne Mary of Beit Hamaayan), красного окраса. Она сказала, что уже имела помет от такой же комбинации. Мы подумали, что это будет замечательно и заплатили 1 000 долларов. Несколько месяцев спустя, израильский эксперт Рина Менаше, летела в США и хотела привезти суку, но возвратилась без нее, потому что заводчица сказала, что сука еще не готова. Несколько недель спустя, леди уведомила нас, что сука прибыла. Когда я вынул ее из корзины, я увидел неправильный прикус. Мы сообщили об этом заводчице и она вернула нам 200 долларов.
Рита посоветовала мне никому ее не показывать, но все же повязать. Мы повязали ее с Биллом и получили очень маленького, короткого кобеля. Я отправился с ним на Чемпионат Мира 1985 года в Амстердаме с опаской, т.к. уже получил с ним «очень хорошо» на местной выставке. Но я вернулся с титулом - Чемпион Мира, выигранным под немецким специалистом по породе. Тогда я повязал Мэри с Харви, чтобы получить "американский" помет и оставил себе черно-подпалого кобеля - Shaked Me Beit Hamaayan (Шаккед, Чемпион Мира 1987 года).

Самые известные Ваши собаки?

Один из кобелей дал много чемпионов, это Vlak Beit Hamaayan (Влак - «локомотив» по словацки). Он был дисквалифицирован израильским судьей, потому что у него не идеальный прикус.
Также у меня была черно-подпалая сука от Харви – Dusha Me Beit Hamaayan (Чемпион Мира 1989 года). Она была очень известной сукой, и я хотел повязать ее с черным кобелем. Я написал в Cronsbach, у них был черный щенок, но он был нужен им самим.
Тогда я решил взять разрешение на племенное использование для Шаккеда, но чиновники клуба не посодействовали. Тогда по совету Риты, я написал письмо. На него был получен ответ по всем правилам бюрократизма. Они решили, что у кобеля неправильный прикус, но позволили единственный помет.
На Тель-авивском Чемпионате Мира в 1987, голландский судья посетил нас и видел кобеля. Она сказала, что кобель прекрасен. Мирна взяла его на несколько выставок и возвратилась с 3 САС!В. Он был также двукратным Чемпионом Мира. Он дал очень коротких щенков. Он был реальной шоу собакой, полной собственного достоинства, настоящий победитель.
Тем временем, клуб отрицал, что дисквалифицировал его, но я позже нашел письмо, доказывающее это.

Правда ли, что все Ваше разведение базируется на собственных линиях?

Время от времени я привожу собак из-за границы. Приблизительно три года назад друг сказал, что он привезет хорошего щенка из Южной Африки. У него был не очень хороший окрас, но меня это не интересовало. У него не хватало много зубов.
Одного из первого помета, который я имел от Билла, просил шведский эксперт, но я отказался. И снова, он был дисквалифицирован израильским судьей. Эта 'дисквалифицированная' собака, Hod Beit Hamaayan, был чрезвычайно известен и успешен в Скандинавии и дал много потомства хорошего качества.
Мне хотели продать кобеля американского разведения, но он стоил больше, чем я мог себе позволить. Я отправил суку к этому кобелю и поместил ее в карантин с ним, сука ощенилась. Леди спросила меня, хотел бы я получить щенка из этого помета. Я настоял на том, чтобы оплатить ей за кобеля - Рокки - он был очень короткой собакой, сделавшей замечательную карьеру здесь, пока я не отдал его в Южную Африку. Однажды ко мне приехали на вязку и так как я отказался от оплаты, дал мне красивую статую.

Я слышал, что у Вас есть несколько хороших друзей среди заводчиков в других странах.

На Чемпионате Мира в Венгрии, я встретил российскую леди с сукой от моих линий, которая сказала, что она хотела бы приехать в Израиль на вязку. Она спросила, сколько это стоит хочу, и я сказал «ничего». Тогда она спросила, сколько стоит щенок, я ответил, «что обычно беру 800 $, но я дал бы ей скидку». Она послала с кем-то деньги, но на это требовалось время и я отправил к ней 2-х щенков прежде, чем получил деньги. Мы стали хорошими друзьями, и она помогла мне, когда я нуждался в ее помощи. Я также послал туда Влака после того, как я получил от него все, что хотел.

Как проживающие в киббуце относятся к Вашему занятию?

Если бы я жил где-нибудь еще, я не смог бы держать так много собак. Однако, другие члены не рады моему занятию. Если бы я был в легкой атлетике, то они оценили бы это больше.

Какую часть доктор Рита Трэйнин занимает в Вашем разведении?

Без Риты не было бы никакого Beit Hamaayan. Она давала множество советов , помогала, искала для меня собак. Она учила меня, как надо смотреть на недостатки собак, и я узнал из этого намного больше, чем от критиков.

Что бы Вы сказали новичку?

Прежде всего, забудьте о деньгах. Никогда не позвольте деньгам диктовать ваши шаги. Пробуйте сделать вашей целью специфический тип. Я никогда не был удовлетворен моим разведением, я всегда ищу недостатки. Идеальной собаки не существует, любая собака имеет недостатки, и нужно смотреть на нее в общем.

Источник: Статья из: http://www.pinscher.ru/hamaayan.htm

Категория: Статьи о цвергпинчере | Добавил: asik (04.07.2007)
Просмотров: 835
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


Copyright Ice & Frash © 2021